Замужем за зверем

Фотография умирающей Анастасии Овсянниковой из Лебедяни взорвала Интернет: девушка вся в синяках, следы страшных ударов покрывают всё тело, от головы до ног. Сейчас Насти уже нет на свете: она впала в кому и скончалась 11 декабря, оставив сиротой маленькую дочь.

Врачи не смогли её выходить, травмы оказались несовместимыми с жизнью. Убийца арестован, тридцатичетырехлетний Максим Г. был для жертвы самым близким и любимым человеком.

Но вину в гибели Насти с ним могут разделить десятки людей: ведь гражданский муж избивал и мучил её на глазах у всего города. Семейная ссора, завершившаяся трагедией, началась в кафе. Удары и крики переполошили посетителей заведения, но никто не набрал номер полиции.

Никто не заступился за Настю, когда озверевший супруг за ноги тащил её из кафе к своей машине. Никто не записал номер автомобиля, не сообщил в полицию.

«Бьёт – значит, любит!» — быть может, такие слова говорили друг другу очевидцы этой жуткой сцены, потягивая своё пиво.

Спасти Настю могли и на автозаправке, где остановил машину Максим. Он бил её и там, но никто – ни другие автомобилисты, ни сотрудники АЗС — не попытался ему помешать.

«Люби как душу, тряси как грушу» — эта подленькая пословица, видимо, крепко сидела в мозгу у каждого свидетеля мучений.

Спасти Анастасию могли бы соседи по дому – избиение продолжилось в квартире. Но на крики несчастной женщины никто не отозвался, не пришёл на выручку. Гадать, отчего такая чёрствость, не нужно. «Если муж бьёт жену, значит, за дело!» — так рассуждает в России каждый второй.

У нас сильный пол извечно считает супругу своей собственностью. Статистика по семейному насилию лукава, считается, что шестьсот тысяч женщин в России ежегодно избивают мужья и сожители – но ведь абсолютное большинство пострадавших не удаётся выявить. Боятся, стесняются, не находят понимания даже у матерей.

«Сама виновата! Ты его провоцируешь! Терпи ради детей!» — подобные советы ведут не к счастью, а к смерти.

Более четырнадцати тысяч женщин в России за год гибнут от рук своих партнёров. Настя стала одной из них, и она тоже пыталась скрыть свою беду. Когда родные приехали к ней, чтобы забрать от мужа, она отказывалась ехать в больницу.

Замужем за зверем
Родственникам Насти, кстати, позвонила её соседка. Заметьте – не в полицию, а родне. Мол, дело семейное.

Спасти Настю могли бы друзья Максима. Избивая жену, он снимал её мучения на мобильник и рассылал кадры своим знакомым. Но никто не приехал в квартиру, ставшую камерой пыток, не сигнализировал о преступлении в полицию.

«Зачем „стучать“, сами разберутся!» — наверное, так решили они, разглядывая видео избитой девушки.

Разобрались сами: Настя сейчас в гробу, Максим – за решёткой.

Такой муж хуже гестаповца

Весь двадцатитысячный город, вся Лебедянь кипит. В социальных сетях жители требуют справедливого суда и возмездия. Вот цитаты с посвящённых ЧП форумов:

«Он её тащил за ноги с кафе в машину, никто не заступился, он двадцать минут бил её в машине на заправке, люди видели, заправляли машины и смотрели, также никто не помог, люди видели, как он её из квартиры выволок и погрузил в багажник, никто не вступился... Люди, вы о чём, трусы позорные, только здесь тявкать и умеете!»

«Он ее сам фотографировал избитую — это месиво от кончиков ног до волос — она синяя, в кровавых потеках, гематомах. Очевидно, там не десятки. Там сотни ударов, это страшное зрелище».

«Полиция его не арестовывала три дня, он убрал все фото и видео с сайта, замыл всю кровь в своей квартире, этот фашист издевался над ней пять часов, переломаны все ребра, он её насиловал и снимал на видео. Зоя Космодемьянская меньше перенесла мучений, чем эта бедная девочка».

Замужем за зверем
«Народ, давайте объединяться. Чтобы другие мрази задумались. Не делайте смерть Насти абсолютно бессмысленной. Не забывайте через три дня о том, что случилось! Даже смотреть на её фото нестерпимо больно, подумайте, что за эти часы она пережила?! Сколько раз теряла за это время всякую надежду и снова надеялась выжить».

В соцсетях активно обсуждают личную жизнь Максима и Насти: Лебедянь – город маленький, всё у всех на виду. Пишут, что якобы первый муж девушки погиб в автокатастрофе, что Максим тоже прежде был женат, но жена ушла от него, испугалась крутого нрава. Пишут, что вроде бы Настя поначалу была счастлива с Максимом в гражданском браке, но из-за ревности он стал всё чаще поднимать на неё руку. И – важная деталь! – её убийца не сумасшедший, срочную службу он проходил в Москве в самом элитном полку.

Теперь ни один адвокат в городе не берётся защищать этого парня. Накал страстей в Лебедяни такой, что, кажется, если бы Максима выпустили из камеры на свободу, то его бы линчевали.

Прости нас, Настя!

Когда я смотрю на фотографию Анастасии, глаза застилают слёзы. Как же так – в XXI веке в России случается такое зверство? Только что в декабре под Москвой ревнивый муж отрубил жене руки, теперь вот ужасное убийство в Лебедяни. Почему мы не можем воспитать наших дочерей так, чтобы они могли спастись от мужей-садистов?

Похожая проблема стояла и перед финнами, но они начали решать её тридцать лет назад. Я часто бываю в Финляндии и не раз заводил разговор на тему житья-бытья с русскоязычными финками, готовыми излить душу.

Мужчины в Суоми во многом похожи на нас, ведь сто лет назад мы все жили в одной империи, где женщину идентифицировали только по принадлежности к мужу или к брату. Бить, то есть «учить» жён, считалось традицией. Спасли себя сами женщины: финские феминистки добились, чтобы по всей стране открыли кризисные центры-убежища. В них жертвы насилия могут получить помощь психологов и юристов, пожить до той поры, пока проблема не решится.

Замужем за зверем

Сейчас подобными убежищами пользуются в основном мигрантки, а финны уже боятся даже тронуть своих благоверных. Ведь о каждом случае семейного насилия будет сообщено в полицию. Не обязательно самой жертвой: её родными или подругами. У финских женщин в ходу есть одна простая хитрость – кодовая фраза для подобной ситуации. Не мешало бы и россиянкам, у которых есть буйные мужья, условиться с родными, что безобидное предложение типа «мне снилась бабушка» равнозначно сигналу SOS.

В Финляндии, стране победившего феминизма, дошло до того, что по статистике мужчины сейчас становятся жертвами жестокого семейного насилия уже чаще, чем женщины. Но случаев семейных трагедий, подобных ЧП в Лебедяни, там просто не может быть: в полицию позвонит буквально каждый свидетель.

В Скандинавии в домах обычно даже на ночь не зашторивают окна – привычка жить открыто, не пряча семейные тайны, не так уж плоха. Пусть соседи видят, что в доме между супругами мир и взаимопонимание, даже если в дефиците любовь и нежность.

Может быть, и нам, россиянам, пришла пора распахнуть свои окна настежь и почаще заглядывать в чужие? Хотя бы ради замученной мужем Насти и её маленькой дочери – чтобы ни она, ни другие девочки, повзрослев, не оказались в беде.

Реклама
Замужем за зверем